Помощь сиротам, или как чиновники воруют у детей из детдома

2

7,646 просмотров всего, 8 просмотров сегодня

Корреспонденты "Жизнь ДД" взяли сенсационное интервью у автора книги «ПРОЩЕНИЯ НАМ НЕ БУДЕТ»! Нашей редакции удалось узнать об ужасе, который творится в нашей стране, об отношении чиновников к детям-сиротам, которые брошены на произвол судьбы. Казалось бы, как можно наживаться на детях без родителей, но нелюди, которые стоят "наверху" не знают такого чувства как сострадание... 

Корреспондент "ДД": Добрый день, Ирина! 

Ирина Дроздова: Здравствуйте. 

Корреспондент "ДД": Ваша книга сильно впечатлила сотрудников нашей редакции, поэтому прошу Вас рассказать обо всём подробно! 

Ирина Дроздова: С удовольствием! 

Корреспондент "ДД": Почему вы выбрали именно такую тему для книги? 

Ирина Дроздова: Я не писатель и очень далека от литературного и какого-нибудь другого вида творчества. Поэтому вернее будет, если я отвечу: не я тему выбрала, а тема выбрала меня. Я не смогла мириться с тем, что увидела. 

Дом-интернат для детей с отклонениями в умственном развитии № 4

Корреспондент "ДД": Как именно Вас "выбрала" данная тема? 

Ирина Дроздова: Однажды на дороге я встретила человека и всего лишь показала ему, где живут цыгане (он об этом спросил). С этого все началось 5 мая 2003 года. В книге события разворачиваются с 2003 года, когда я познакомилась с Володей. Потом много времени он жил у цыган, которые жили по-соседству, и парень все время был у меня на глазах, БАТРАЧИЛ НА ЦЫГАН, мы по-соседски общались. Цыгане съехали зимой, он остался один в доме, устроить (теперь уже соседа) к кому-нибудь проживать его не удалось, он голодный и ослабший пришел ко мне. Пришлось пустить к себе в дом в буквальном смысле умирающего от голода соседа. И лишь через несколько недель выяснилось, что он постоянно сбегал от убийства в ПНИ. 

Корреспондент "ДД": То есть молодого человека пытались убить? 

Дом-интернат для детей с отклонениями в умственном развитии № 4

Ирина Дроздова: Человека с неврологическим диагнозом убивали в психоневрологическом интернате психиатрией. Он летом прошел полное психоневрологическое обследование в НИИ Бехтерева, где ему установили не психиатрический, а неврологический диагноз. Очевидно психиатрические препараты, которые незаконно применяют в ПНИ (лечение должно проходить только в псих. больнице), губило и без того слабое здоровье человека. Больной, он скрывался по людям, его никто не пускал в дом. Ранее другие нищие цыгане в Петергофе взяли его в батраки и этим спасли ему жизнь, ухитрялись обманывать власти, укрывали от преследований психиатров в течение пяти лет. Человек годами недоедал, существовал в постоянных издевательствах и травле. Его не научили вообще ничему, что положено детям, он даже не понимал времени на часах. Не знал элементарной грамоты, считать научился, сдавая бутылки, никого из родственников не знал, у петергофских цыган выживал на нетопленом холодном чердаке исключительно за счет человеческого участия. Обо всем этом представлены видео с его личными обращениями на сайте книги  (том 2, видео). Пенсию и всё содержание инвалида интернат получал до 2007 года, а скитался человек с 1998 года без паспорта, медполиса и др. документов, никто на работу его не брал. 

Корреспондент "ДД": Это же противозаконно! 

Ирина Дроздова: Позже я сама пострадала от тех же лиц, что и сподвигло к заступничеству за ближних. В 2011 году клеветой меня, сильную и бесстрашную, подвели к последней черте.(Не просто так клевета — это уголовное преступление, люди честь и достоинство ценят превыше всего!). Остановила ответственность за детей (их бы никто не взял из родственников и сдали бы в детдом) и то, что я знала о сиротах Питера. У меня скопилось много док. материала, прежде всего — видео: страшные свидетельства сирот об убийствах в детдоме. И тогда я стала писать обо всем этом. Книгу начала писать в 2013 году, недавно я закончила. Книга о многом, но написана была именно из-за клеветы, наговора. 

Корреспондент "ДД": Эти же сироты нормальные дети, за что с ними так? 

Ирина Дроздова: Не знаю. Все, с кем из сирот я знакома, имеют сохранный интеллект и могли бы прекрасно учиться в общеобразовательной школе, получить высшее образование и стать учителями, врачами, юристами. Но ребят под угрозой применения психиатрии принуждали сутками работать за персонал. При этом неврологические болезни записывали как психиатрические. У них на глазах убивали детей в ДДИ и уже взрослых в ПНИ (об этом есть видеозаписи на сайте книги, показания самих сирот). Это преступление против человечности. 

Корреспондент "ДД": Какая конечная цель книги? 

Ирина Дроздова: Книга написана с целью переосвидетельствования интеллектуально сохранных сирот и выпуска из ПНИ (указы правительства в этом направлении есть, только исполнение тормозят), с той целью, чтобы изначально детям–сиротам не писали вместо неврологических диагнозов психиатрические. 

Корреспондент "ДД": Помогаете ли вы детям-сиротам? 

Ирина Дроздова: Я помогала только нескольким: тем, кто сбежал или не мог в силу беспомощного состояния сбежать с ПНИ. Это описано во всех частях книги. Сейчас есть несколько человек, кому я помогаю, все они — знакомые Саши Жирякова. 

Сиротам намеренно ставят «психические» диагнозы.

Корреспондент "ДД": Как давно вы начали беспокоится за детей-сирот? 

Ирина Дроздова: Я сама проявляла инициативу. Просто помогала. 

Корреспондент "ДД": Во многих регионах наблюдается данная проблема? 

Ирина Дроздова: Данная проблема существует во многих регионах нашей страны, но хуже всего в Украине. В каких именно — описано в моей книге: часть XX «ДНЕВНИК ПРОРЫВА БЛОКАДЫ» (Санкт-Петербург), часть XIX «ДУХОВНАЯ БЛОКАДА СТРАНЫ», часть XX «Я ВОЗЬМУ ТВОЮ БОЛЬ НА СЕБЯ», часть XXIV «МЫ ВСЕ СТОИМ В ОЧЕРЕДИ ЗА СМЕРТЬЮ!»(Украина, Московские дети –Карелия- Сямозеро) 

Корреспондент "ДД": Из какого вы города? Расскажите о вашей семье, профессии и увлечениях. 

Ирина Дроздова: Я живу на Кавказе, но, как поэтично выразился Михаил Липкин: «Моё сердце осталось в Санкт-Петербурге», с людьми. Его рассказ есть в книге. Я бываю в Санкт-Петербурге. Воспитываю двух дочерей: Софья, 21 год, учится в Пятигорском университете и Марина, 14 лет (наша с Володей дочь), учится в школе. Последние шесть лет у меня нет никаких увлечений, кроме написания книги. А раньше я пела в хоре. Володя платит алименты, нам хватает. 

Корреспондент "ДД": Какой вы видите следующую вашу книгу? 

Ирина Дроздова: Ещё не знаю... 

Корреспондент "ДД": Как относитесь к представителям власти, которые наживаются на детях-сиротах? 

Ирина Дроздова: Представители власти, которые наживаются на детях-сиротах, называются коррупционерами, и к ним должны соответственно относиться представители правоохранительных органов, а не я. Мы живем в правовом государстве. А если бы мы с вами жили в первобытном строе, я бы вам даже показала, как я к ним отношусь. 

Я в своей книге представила мнение людей, прошедших ДДИ и ПНИ, как ГУЛАГ — на аудио- и видеозаписях, мнение журналистов и правозащитников — в их же статьях, мнения полицейских — на аудиозаписях, психиатра высшей категории, директора ПНИ Вячеслава Горденчука, которого зверски убили, и других людей — в их же письменных документах. Я написала книгу по документам, это то, что написали и сказали люди, и прибавила от себя лишь одну единственную фразу: «ПРОЩЕНИЯ НАМ НЕ БУДЕТ», потому что происходит ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. Это вывод из всего изученного мной материала. 

Корреспондент "ДД": Спасибо огромное за интервью и за вашу деятельность! 

Ирина Дроздова: Не за что! Вам спасибо!

БИОГРАФИЯ

Ирина Воскресенская, при рождении Дроздова, родилась в 1967 году в небольшом посёлке Якутии - в советское время  одном из пересылочных пунктов ГУЛАГа. Поселок расположен в устье реки Колымы, назван в честь исследователя географа И.Д. Черского, переименован с Нижних Крестов. 

Детство писательницы проходило как у многих советских людей в обычной семье инженера, где родители чуть ли не сутками были заняты работой, а детьми занимались учителя в школах и воспитатели в детских садах. В стране дефицита на самых «крайних» не хватало игрушек,  на прогулки, особенно в зимний период, детей не выводили, поэтому в те времена на Крайнем Севере учили по школьной программе уже в детском саду. Занимали самым доступным — литературой, прививали бережное отношение к книге. Впоследствии, поступая в школу, выпускники детских садов умели хорошо считать,  грамотно писали, со знаками препинания, и даже читали с выражением. 

Несмотря на привитую с раннего детства любовь к литературе, училась Ирина средне, не на результат, на понимание, больше уделяя внимание саморазвитию. Окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Впоследствии, сохранив любовь  к музицированию, играла на фортепиано, где бы ни находилась. Увлекалась классической музыкой, драматической русской и зарубежной художественной литературой XIX, начала XX веков. По окончании общеобразовательной школы семья перебралась на большую землю, «Материк», так называют северяне территорию вне Родины, разбросанными по берегам Колымы  поселками. Семья поселилась в нескольких километрах от Ленинграда, в частном доме в деревне Мяглово.

В Ленинграде училась в училище на продавца промышленных товаров, работала по распределению продавцом, потом училась в политехникуме имени Фрунзе министерства социального обеспечения и также работала по распределению, на этот раз инспектором по назначению пенсий в отделе социального обеспечения. С начала 90-х годов занялась коммерцией: торговала на рынках промышленными товарами  в городе, который именовался уже по-другому (Санкт-Петербургу было возвращено имя Святого Петра, небесного покровителя Петра I).

Книгу начала писать сразу после попыток спастись законным путем, защищалась от произвола председателя комитета по социальной политике А.Н. Ржаненкова, спасала честь,  жизнь, своих детей. Однако через несколько месяцев, после зверской расправы с врачом, директором интерната Вячеславом Горденчуком, который собирался издать книгу о том же - о страдающей душе («Душа-книга жизни») и с которым вела переписку, осознала, что необходимо выполнить долг перед ближними и описать все, что творится в так называемой культурной столице. Сколько бы сил и времени  не потребовалось, необходимо было довести до конца дело врача, посвятить людей в то, о чем он писал, что видели немногие: неотвратимые законы бытия, отразить события, происходившие не только в Санкт-Петербурге, но и в России. Родину поэтапно превращали в страну воров и дураков. 

Всё, за что бралась Ирина, выполняла добросовестно. К книге о душе, самых слабых ближних, нуждавшихся не в помощи, как приукрашивали волонтеры, а реально – в спасении,  отнеслась с особой ответственностью и любовью. Писала - молилась о ближних с весны 2013 года.

- Реклама -

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Только благодаря таким авторам,мы и узнаем правду о жизни в Детских домах и ПНИ. Да и сам блогер Максим Данилов с помощью своей группы и известности на ТВ,раскрыл людям глаза на многое,на ту несправедливость,о которой мы простые обыватели,и не знали раньше.

  2. Журналисты раскопали очередную победу бабла над здравым смыслом.

    В Екатеринбурге суд вынес необоснованное решение в поддержку олигарха и его компании «Атомстройкомплекс», что позволяет «уральскому дровосеку» Валерию Ананьеву сравнять с землёй Берёзовую рощу в районе Краснолесье.

    Постоянные акции протеста, тысячи подписей, сотни написанных обращений и жалоб никак не повлияли на решение судьи Вероники Лазаревой, которая решила позволить Атомстрою уничтожишь березы, краснокнижные растения, животных.

Поделитесь своим мнением на этот счёт!

Please enter your comment!
Введите Ваше имя