В Улан-Удэ чиновники решили восстановить сгоревший дом

0

1,820 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Городские власти решили погорельцев не расселять, а отремонтировать то, что осталось от здания 

Двухэтажный барак по улице Шмидта горел больше месяца назад. Часть квартир на втором этаже стала непригодна для проживания, у жильцов первого этажа сгорели оконные рамы, в стенах появились трещины. К слову, износ дома еще до пожара уже составлял  80%. Тем не менее городские власти решили погорельцев не расселять, а отремонтировать то, что осталось от здания.  

Горит не  в первый раз 

О своей беде жители барака по Шмидта, 29/2, вынужденные жить на пепелище, не раз сообщали чиновникам. Пострадавшие уже отчаялись достучаться до властей, получая взамен помощи одни отписки.  

- У нас сгорели дом и кладовые, на сегодняшний день мы живем кто где. Кто-то снимает жилье, другие пока остались в сгоревшем доме. В моей квартире сгорела кровля, все полопалось. Как там жить? Нам администрация предложила лишь временное жилье из маневренного фонда, но почему мы должны съезжать из центра города в отдаленный район? У всех есть дети, и они учатся в центре. Мы уже не знаем, куда бежать и жаловаться,  - рассказал житель сгоревшего дома Геннадий Васильев. 

Пенсионер Владимир Бужгеев, проживающий на Шмидта, 29/2, более 20 лет, отмечает, что дом горел уже не в первый раз, но ранее загорания происходили только в подъезде,  и тушили их быстро. Мужчина говорит,    людям «повезло», что пожар был днем, иначе от дома вообще ничего не осталось бы.  

- Пожар произошел 13 октября. Я собралась идти в магазин, встретила на улице соседку. Отошли немного, и она говорит: горит у вас что-то. Дым уже сильный был.  Я побежала обратно, а это загорелась сухая трава за домом, огонь перекинулся на кладовки, а потом и на дом, - вспоминает проживающая на первом этаже Елена Авдеева. 

Елена проживает в бараке с 1983 года, здесь она вырастила детей, здесь вместе с ней проживала и ее многодетная дочь. Сейчас дочь с мужем и двумя маленькими детьми    вынуждены снимать жилье, двое внуков постарше остались с бабушкой – ездить в школу с Левого Берега детям слишком затратно и неудобно.  

После пожара в квартире Елены Авдеевой на потолке появились трещины, осыпалась известка, выгорели полностью два окна – их решили заколотить ставнями. Одна из печей, а их у женщины две, перестала топиться. По ночам, по словам пострадавшей, слышно, как потрескивают стены. 

- Когда тушили пожар, видимо, в дымоход что-то попало, и теперь не могу протопить на кухне – дым  идет в комнату. Только в прихожей голландкой пользуемся. По ночам стены трещат и стонут, лежишь и думаешь, как бы не рухнуло это все на тебя, - опасается наша собеседница. 

Дочь и зять Елены Владиславовны мечтали купить дачу, в кладовых у них скопилась старенькая мебель, которую они как раз планировали поставить в домике. Но пожар все уничтожил. Теперь даже дрова хранить жильцам негде.  

Сейчас Елена Авдеева вынуждена «отапливать» свое жилище обогревателями и с ужасом ждет платежек за электричество. 

Полтора миллиона на ремонт 

В мэрии  считают, что безнадежную развалюху можно отремонтировать, и на эти цели уже  выделены деньги – 1,4 млн  рублей. 

- От переселения (имеется в виду маневренный фонд, временное жилье. – Прим. авт.) почти все жильцы отказались. Сделаем ремонт перекрытий, стен и окон на средства из резервного фонда. Уже прошли торги, определен подрядчик, до Нового года можно будет заселиться, - сообщил председатель комитета городского хозяйства Сергей Гашев. 

Правозащитники с таким решением также категорически не согласны, считая, что жителей уже давным-давно должны были расселить, предоставив не временное, а постоянное жилье.  

- Эта зона, дома по улицам Каландаришвили, 5, Шмидта, 29/1, 29/2, 29/3, постановлением администрации Улан-Удэ в июле 2016 года была признана подлежащей сносу и включена в программу развития застроенных территорий. Администрация издавала постановление о сносе этого дома. Он должен    быть расселен еще в 2012 году, но жители до сих пор платят за капремонт. Почему бы не определить сразу те дома, которые будут снесены, чтобы не вкладываться в них, не тратить лишние деньги, а пустить эти денежные средства на необходимые нужды? То есть именно на те дома, которые действительно требуют капитального ремонта, - предлагает эксперт правозащитного центра ЖКХ Виктор Надежин. 

Геннадий Васильев также не видит смысла в ремонте дома. 

- Там все залито водой, в любой момент может рухнуть потолок. Какой будет толк, что обошьют полдома, если бревна сгорели? – рассуждает мужчина. 

Жильцы обгоревшего дома говорят, что не могут добиться даже единовременной компенсации в 15 тыс. рублей. Чтобы ее получить, необходимо собрать ряд справок, а ждать, пока их изготовят, приходится достаточно долго. 

Владельцы квартир – простые люди, многие из них преклонного возраста.  Они не знают, как им добиться    справедливости. 

- Нам говорят, мы вас переселим, а потом жители других таких же домов  намеренно начнут поджигать свои дома. Но мы же не виноваты, что случился пожар, - сетуют жильцы. 

Что будет со сгоревшим домом и поможет ли ему ремонт, на который уже выделили почти полтора миллиона, - вопрос риторический.  

Подписывайтесь на нас в "Яндекс.Новостях", Instagram и "ВКонтакте".

- Реклама -

Поделитесь своим мнением на этот счёт!

Please enter your comment!
Введите Ваше имя